Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

«Mühlviertler Hasenjagd»

         «Mühlviertler Hasenjagd»   
«Охота на зайцев в округе Мюльфиртель».
Но не прошло и получаса с момента начала побега, как комендант Маутхаузена штандартенфюрер СС Цирайс прибыл в комендатуру лагеря
и в течение короткого времени организовал преследование смертников. Поскольку собственных сил СС был явно недостаточно для погони за такой массой беглецов, Цирайс передал руководству местной жандармерии  приказ:
«Сегодня ночью около от 800 до 1000 заключённых бежали.  Следует немедленно уведомить фольксштурм и жандармерию, которые должны
немедленно начать поиск всеми доступными средствами. Заключённые частично вооружены и возможны грабежи, при задержании  безжалостно использовать личное оружие. Схваченных беглецов привозить обратно в лагерь только мёртвыми».
Бургомистры всех окрестных населённых пунктов собрали на сход местное население, где объявили бежавших опасными преступниками, которых нельзя брать живыми, а нужно уничтожать на месте.
На поиски смертников были мобилизованы фольксштурм (народное ополчение), члены нацистской партии и беспартийные добровольцы из местного населения, гитлерюгенд, добровольные пожарные дружины.
Так как многие из этих добровольных преследователей и большинство эсэсовцев были страстными охотниками, а своих жертв они людьми не считали, то данная акция получила цинично-шутливое название
«Mühlviertler Hasenjagd», что переводится с немецкого как
«Охота на зайцев в округе Мюльфиртель».
Как она происходила, описал местный жандарм Йохан Кохоут:
«Люди были в таком азарте, как на охоте облавой. Стрелялось во все, что двигалось. Везде, где находили беглецов, в домах, телегах, скотных дворах, стогах сена и подвалах, их убивали на месте. Снежный покров на улицах окрасился кровью».
Сам процесс охоты на людей продемонстрирован в фильме австрийского режиссёра Андреаса Грубера «Охота на зайцев», вышедшем в свет в 1994 году.


img917 (Копировать)

 
Хотя режиссёр и не показал в фильме наиболее одиозные зверства «охотников» на русских военнопленных, однако в документальном приложении к фильму, содержатся свидетельства очевидцев, которые утверждают, что это была не нормальная охота с ружьями «как на зверя». Многих беглецов, особенно пойманных живыми,  не расстреливали, а забивали насмерть подручными средствами самым жестоким образом.
Как свидетельствуют документы архивов: «…Трупы остались лежать там,
где людей убили. Кишки и половые органы были выставлены на всеобщее обозрение...
«..Жена одного фермера услышала вечером шорох в хлеву для коз.
Она привела своего мужа, который вытащил беженца из его укрытия. Фермер сразу же ударил этого человека ножом в шею, и из раны хлынула кровь. Жена фермера прыгнула к умирающему и дала ему ещё пощёчину перед смертью...».
Один из свидетелей в документальном приложении к фильму обмолвился, что он был четырёхлетним ребёнком, когда на его глазах его земляки убили одного русского, сказав ему при этом, что «это нелюди».

В архивах сохранились документы с описаниями целого ряда зверств местного населения над беззащитными узниками.

Сохранились также показания местных жителей о том, что много эсэсовцев, участвующих в преследовании беглецов не были немцами, они говорили на
украинском языке и отличались необыкновенной жестокостью.

Две недели продолжалась садистская акция под названием «охота на зайцев». Для подсчёта количества жертв, трупы свозили в деревню Рид ин дер Ридмаркт в четырёх километрах от Маутхаузена и сваливали на заднем
дворе местной школы.
Подсчёт жертв осуществлялся путём зачёркивания на школьной доске нарисованных мелом палочек. У нацистов счёт не сошёлся.  Несколько палочек остались не зачёркнутыми.
Известны имена этих девяти советских военнопленных из блока смерти, которым удалось спастись.
Большинство счастливчиков спаслось без
помощи местного населения, которое в большинстве случаев, если не само убивало их на месте, то сразу выдавало эсэсовцам.

Двоих советских военнопленных - Михаила Рыбчинского и Николая Цемкало спасла у себя мужественная австрийская женщина Мария Лангталлер, четверо сыновей которой находились в то время в рядах Вермахта на фронте. Она потребовала у членов своей семьи не выдавать несчастных СС и с риском для собственной жизни, поскольку СС и фольксштурм обыскивали все дома местных жителей, прятала их у себя в доме на хуторе Винден до конца войны. Её подвигу посвящена книга австрийского журналиста Вальтера Коля «Тебя тоже ждёт мать» („Auch auf dich wartet eine Mutter“).

IMG (Копировать)

1945 год после освобождения
слева на право: Alfred Langthaler, Николай Романович Цемкало,
Anna Langthaler (Hackl), Josef Langthaler, Михаил Львович Рыбчинский
сидят: Maria Langthaler, Johann Langthaler, Maria Langthaler.

Ночь с 1 на 2 февраля 1945 года

Ночь с 1 на 2 февраля, обычная ночь. До Победы оставалось 97 дней.
В эту ночь на весь мир прозвучали слова «Маутхаузен 20 блок».
Только услышат люди эти слова через много-много лет.
Поистине многолетнее эхо минувшей войны.

img715 (Копировать)

70 лет назад, в ночь со 1 на 2 февраля 1945 года  концлагерь смерти Маутхаузен был разбужен русскими криками "Ура! Вперёд! За Родину"
Крики неслись из расположения 20 "блока смерти", окружённого со всех четырёх сторон каменными стенами с колючей проволокой под током высокого напряжения и пулемётными вышками.
Ударили пулемёты с вышек у 20-го блока.
Их поддержали все сторо­жевые вышки концлагеря.
Огонь был направлен на двадцатый...
До самого рассвета не стихали выстрелы в окрестностях лагеря.
Наутро узники Маутхаузена узнали - бежали 725 советских военно­пленных офицеров смертников, заключённых  "блока смерти".

                      «События этой памятной ночи».
     воспоминания узника Маутхаузена публикуются впервые

События этой памятной ночи всколыхнули население всего лагеря.
Многие слышали ночную стрельбу, крики "Ура!" и думали, что на лагерь напали партизаны или советский десант.
Но выйти из блока было невозможно. Весь двор был оцеплен эсэсовцами
и при малейшей попытке высунуть голову поднималась стрельба из автоматов.
Ночь прошла в тревоге, беспокойстве и полном неведении о происходящем,
но на утро все уже знали о славном побеге и восхищались смелым подвигом товарищей.
С обеда в лагерь уже стали изредка приезжать бауэры на лошадях, и в повозках лежат 1-2-3 трупа. Значит, не убереглись в его усадьбе молодцы. Нашли их и убили. Что они кричали палачам в лицо? Как они бросались на своих убийц и сколько их задушили? Обо всем этом возможно и знает возница, но когда, кому об этом поведает?
К вечеру были и такие повозки, когда на верёвке труп тащился привязанный за ногу, за руку, за голову. Полосатая роба изорвалась в клочья. Тело в грязи и крови. Лица не видно - одно сплошное красно-серое мясо и лишь белые зубы выдают застывшее страдание. У иных ещё сочится кровь, значит, недавно был жив.
Какое жестокое глумление над жертвой.
Видел и трупы, сброшенные в подвал крематория с машины, но они за что-то зацепились, и видно было, как совсем бессознательно тело дрожит в судорогах, корчится, голова силится подняться от гранитной брусчатки, у первой ступеньки в крематорий.
И так я стоял и не был уверен, что от увиденных ужасов мой ум не помрачится и психика не сдаст, тогда дело кончится безрассудным криком, бессознательными действиями и кончится тем, что окажусь рядом с этими мучениками. Но нервы выдержали. Устоял. И всё запомнил и поклялся обо всем рассказать людям.
На следующий день нас погнали на работу. Мы стояли на священных камнях гранитной брусчатки, политой кровью героев 20 блока.
След от этой крови застыл в расщелинах брусчатки от крематория через всю площадь к воротам.
Художник, скульптор, если задумаешь для постамента памятника героям
20 блока брать материал, то не выдумывай и не ломай голову - только брусчатка аппель плаца, политая их кровью.
Они сами кровью своей указали этот материал.
Шли дни... Машины перестали возить трупы. Но если и привозили, то один,
а иногда два. И вот объявили: "Все беглецы 20 блока пойманы".
Трудно было верить.
Не хотелось верить...

бывший узник концлагеря Маутхаузен Георгий Пурвер